Поиск


МЕНЮ САЙТА
Статистика


200 метров до ближайшего лотка
27/04/2010
Интервью с Русланом Ахтямовым, вице-президентом Казахстанской ассоциации по защите авторских и смежных прав.
Руслан Ахтямов
вице-президент Казахстанской ассоциации по защите авторских и смежных прав

— Расскажите, как и зачем была создана ваша ассоциация?
— Казахстанская ассоциация по защите авторских и смежных прав (КАЗАСП) зарегистрирована, согласно законодательству Республики Казахстан, в Министерстве юстиции РК 14 января 2003 года. КАЗАСП как некоммерческую организацию, занимающуюся противодействием «пиратству», учредили крупнейшие казахстанские дистрибьюторы home video. Они пришли к пониманию необходимости подобного шага после годичного периода обособленных действий по защите своих исключительных прав на воспроизведение и распространение экземпляров аудиовизуальных, музыкальных произведений и фонограмм.
На сегодняшний момент ситуация складывается таким образом, что с развитием в Интернете так называемых пиратских «торрентов», то есть сайтов, которые предоставляют возможность скачивать любые новинки, материальный носитель как таковой несет убытки. Во многих странах, в том числе и нашей, нет судебной практики по привлечению к ответственности лиц, занимающихся распространением аудиовизуальных произведений посредством сети Интернет. Но это вопрос времени. Сейчас главной целью нашей организации является защита казахстанских компаний от незаконного использования объектов интеллектуальной собственности. Мы инициируем совместную работу с правоохранительными органами, помогаем им, находим нарушителей, указываем на те или иные факты, нарушающие наши права.

— Из ваших слов выходит, что ассоциация — общественная организация. А на государственном уровне разве подобные вопросы не должны регулироваться?
— Да, раньше было Агентство информатизации и связи, но его упразднили. Теперь появилось новое министерство. Наверное, оно и будет выступать основным регулятором этих и иных вопросов, связанных с Интернетом. Но если проанализировать существующие пиратские сайты, они же наполнены не только аудиовизуальными произведениями. В них, к примеру, можно обнаружить и продукцию порнографического содержания, которая также выставлена для всеобщего скачивания, материалы, пропагандирующие культ жестокости. К сожалению, на сегодня ситуация остается бесконтрольной. Так, для того, чтобы зарегистрироваться, достаточно обратиться в хостинговую компанию Hoster.KZ или в Казахский центр сетевой информации (KazNic). При этом многие данные и параметры детально не проверяются, не согласуются с Правилами распределения доменного пространства казахстанского сегмента сети Интернет, с Законом «О средствах массовой информации». В соответствии с ними интернет-ресурсы как раз и являются средствами массовой информации. В результате владельцев интернет-ресурсов, нарушающих авторские права, зачастую просто невозможно найти. Я лично сталкивался с ситуацией, когда звонил по указанным в регистре регистрации доменов контактам, но попадал — куда бы вы думали? — в дежурную часть Комитета национальной безопасности!
Но давайте взглянем на европейский опыт. Там пиратство на торрент-трекерских сайтах держится, в частности, за счет того, что у них много интернет-операторов, предоставляющих услуги по подключению к Интернету. Между ними разворачивается жесткая конкуренция за трафик, а аудиовизуальные произведения — это «тяжелый» контент, который сегодня составляет порядка 80% всего трафика. Это, в конечном счете, приводит к настоящим «войнам за денежные знаки», недобросовестной конкуренции и, как следствие, к росту различных сайтов по принципу «чем больше, тем лучше», а каких — это уже не важно.
У нас же в республике картина совершенно иная. Есть один оператор в лице «Казактелекома», который может навести порядок в казахстанском Интернете практически за один день. И правовая основа для этого есть, так как Интернет — это средство массовой информации, как я говорил ранее, а соответствующее правовое поле в республике как раз очень хорошо проработано.
С другой стороны, контролирующие органы не создали ни одной постоянно действующей площадки для обсуждения возникающих вопросов по правовым вопросам в зоне Интернет.

— Стало быть, правового поля вообще нет?
— Правовое поле есть но в основном оно построено на различных законодательных актах, правилах, законах, в частности «Об авторском праве и смежных правах». Но нет закона, который урегулировал бы все правоотношения в сфере Интернета.
Вновь приведу в пример российских правообладателей. На данный момент они нашли общий язык с владельцами ресурсов. Перед тем, как выпустить какую-нибудь новинку, владельцев ресурсов уведомляют о появившемся на рынке новом произведении. Тот же Тимур Бекмамбетов перед выпуском своего последнего проекта «Черная молния» разослал подобное видеообращение владельцам торрент-трекеров. С одной стороны, создатель произведения должен не просить, а требовать, с другой — законодательство несовершенно, и авторам сегодня проще договариваться. Хотя специального закона об Интернете у нас в Казахстане нет, как я указывал ранее, есть другие законы, в частности о СМИ, контролирующие и правоохранительные органы. При наличии желания они в состоянии снять эту проблему, и очень быстро. Мы же стараемся сделать так, чтобы это наступило как можно раньше.

— Не знаю, как в России, но в Казахстане такие обращения вряд ли будут услышаны, поскольку наш рынок стихийный и мало кто отреагирует должным образом.
— Как раз нет. Мы уже со многими владельцами торрент-трекеров провели переговоры. В основном это молодые, достаточно энергичные люди. Они работают по так называемой системе раздачи «peer to peer», когда на ресурсе хранится только ссылка, но владельца привлечь к ответственности вроде как и не за что — он просто предоставляет свой ресурс для обмена информацией. На сегодняшний день ассоциация, учитывая, что владельцы и участники торрент-трекеров фактически не понимают, что они являются соучастниками правонарушения, ограничивается мерами предупредительного характера. Проводятся беседы с владельцами интернет-ресурсов, и, в принципе, эта работа приносит положительные результаты. Хотя мы оставляем за собой право применить к лицам, не внемлющим голосу разума, меры уголовного преследования. Такие схемы прорабатываются. Хочу еще раз подчеркнуть всю общественную опасность так называемого трекер-пиратства: в преступления вовлекаются лица, которые незаконно приобретают и распространяют объекты авторского права: аудио-, видеопродукцию, книги, журналы и т.д. При этом не имеет значения, что те, кто этим занимается, не извлекают из этого прямого дохода — лица, участвующие в торрент-пиратстве, своими действиями наносят прямой материальный вред правообладателям.

— Каким образом тогда владельцы торрент-трекеров извлекают прибыль?
— Если говорить об аудиовизуальных произведениях, то люди заходят на соответствующий сайт и бесплатно скачивают все, что пожелают. Но владельцы размещают также рекламу на этом сайте, а за это уже получают живые деньги. Чем больше посетителей, тем выше рейтинг, как следствие — больше стоит реклама и т.д. Так косвенно извлекается прибыль. Ну а за всеми владельцами ресурсов стоят операторы, которым такие сайты выгодны. Поэтому торрент-закачки это не есть «бесплатно» — за всем этим стоят очень большие деньги и интересы третьих лиц, извлекающих прибыль.

— У вас есть какие-либо данные по емкости нашего рынка? Какую часть составляет пиратский рынок, а какую — легальный?
— В зоне KZ-интернета нет людей или фирм, официально имеющих право распространять произведения. Да, есть разрешение у «Меломана» на некоторые фильмы, которые он может транслировать через глобальную сеть. Есть права на цифровое использование практически всех казахстанских проектов. Все остальные сайты пока незаконно раздают произведения.

— Существует ли соотношение, сколько стоят авторские права, например, на сайт, на торговую марку, издание? Как вообще определяется цена?
— Оценить практически невозможно. Можно задать встречный вопрос: как можно оценить «Черный квадрат» Малевича или картины Леонардо да Винчи? Любое произведение уникально. Вместе с тем в Казахстане есть закон об авторском праве, согласно 49 статье которого за нарушение авторских прав можно требовать компенсацию, не доказывая прямые убытки или упущенную выгоду. Это составляет от 25 до 50 000 минимальных заработных плат.

— Но, по большому счету, у обычного человека нет особого дела до автора или правообладателя. Если тот же «Меломан» не может по нормальной цене предоставить фильм, то это — проблема «Меломана». И пиратство возникает там, где недорабатывают рынок, государство, контролирующие органы.
— Что касается рассуждений, что дешевле, законное или незаконное, то это вообще недопустимо по умолчанию. Выражаясь языком юриспруденции, тот, кто незаконно распространяет объекты авторского права, — ворует, а тот, кто покупает, — занимается скупкой краденого. Мы должны понимать, что лицензионная продукция никогда не будет стоить столько же, сколько контрафактная. Что входит в стоимость лицензионной продукции? В первую очередь оплачивается авторское вознаграждение, чего не делают лица, реализующие контрафактную продукцию. Далее правообладатели платят налоги, что входит в стоимость диска. Человек же, стоящий на улице, никаких налогов не платит вообще. Сами пиратские диски, в отличие от лицензионных, выпускаются кустарным способом, и об их качестве, нормальной полиграфии говорить не приходится. Из всего этого складывается цена, и она не может быть дешевой у законного производителя. Кроме того, передача прав идет на определенной территории, в зависимости от потребности рынка. Кроме того, существуют правила, каталоги, условия, по которым продукцию официально передают различные зарубежные компании. Есть, наконец, графики релизов, когда сначала идет кинопрокат по стране, затем происходит выпуск на материальном носителе и только потом ведется трансляция по телевидению. Пираты обходят все эти правила. Некоторые проекты еще не вышли в кинопрокат, а они уже выпускаются на контрафактных носителях. Получается такая ситуация: правообладатель, который на законных основаниях выпускает и реализует продукцию, вынужден постоянно контролировать рынок, отслеживать, а также обращаться в правоохранительные органы за защитой своих прав. Нередки случаи, когда стартует официальный релиз фильма, а рынок уже насыщен. Это прежде всего касается наших казахстанских авторов.

— Вернемся к делам ассоциации. Чем сейчас конкретно занимаетесь?
— Мы ведем регулярную работу по пресечению распространения объектов авторского права на материальных носителях. Ежегодно по нашим обращениям, с нашим участием судами рассматриваются около 400 уголовных и 200 административных дел. Также очень активно отстаиваем интересы наших участников в гражданском судопроизводстве. Безусловно, приоритетным направлением является защита авторских прав от незаконного распространения через Интернет. Как правозащитная организация, мы вырабатываем механизмы пресечения таких нарушений, изучаем опыт зарубежных стран.
Как, например, подобная проблема решается во Франции? Пользователю, который скачал в Сети контрафактное произведение, в первый раз высылается предупреждение, при второй попытке его отключают от Сети и вводят штрафные санкции, а при третьей — привлекают к уголовной ответственности. В США действует несколько иная схема. Допустим, если человек скачал в Интернете несколько песен, компания-производитель тут же предъявляет ему крупные денежные иски. И на сегодня оба эти метода интересны. Хотя, с учетом наличия в Казахстане всего одного оператора, французский вариант для Казахстана выглядит более приемлемым. Также не исключен и вариант предъявления исков по примеру американцев, тем более что все скачивания и раздачи можно отследить, установив конкретное лицо. Поэтому наши граждане должны задуматься, прежде чем выкладывать к раздаче или скачивать аудиовизуальное произведение. Эти предложения мы пока только готовим, но уже появляются конкретные инструменты.

— Сколько государство теряет сегодня на пиратских копиях?
— Точно просчитать эту цифру невозможно, поскольку потенциальная емкость местного рынка неизвестна. Но в любом случае речь идет о многомиллионных суммах. Возможно, пиратство нельзя истребить на корню, оно существует везде. Все дело в том, что за границей пират, делающий деньги на чужой собственности, стоит с «дежурным чемоданчиком», озирается по сторонам, у него ноги трясутся, у нас же это делается открыто.

— Существует какая-то статистика по нарушениям авторских прав в Казахстане?
— По статье 184 Уголовного кодекса «Нарушение авторских прав» работают два органа — Агентство финансовой полиции и Министерство внутренних дел. Так вот, в конце 2009 года мы готовили информацию для республиканского общественного совета по борьбе с коррупцией НДП «Нур Отан». Мы предоставили графики за 2008 год в разрезе областей, построенный на основании ответов МВД и АБЭКП. На графике видна вся «кривизна» работы контролирующих органов. Приведу всего несколько примеров. В Карагандинской области департамент финансовой полиции произвел 68 привлечений лиц к ответственности за нарушение авторских прав, в Костанае же не зарегистрировано ни одного материала. А показатели такой махины, как МВД, вовсе нулевые.

— Можно ли ожидать каких-то перемен к лучшему?
— Если сидеть сложа руки, то нет. По последним данным, торговым представителем Государственного департамента США Казахстан на данный момент вновь включен в позорный «301 список». Это список, в который попадают страны с наименьшим уровнем защиты авторского права. В 2006 году мы из него кое-как выбрались, когда благодаря политической воле был наведен относительный порядок в этой сфере. Но сейчас опять скатились назад, хотя являемся председателем ОБСЕ и готовимся вступить в ВТО.
Если проанализировать ситуацию, скажем, с материальными носителями, то тысячи лотков на остановках, рынках и в прочих общественных местах только кажутся массовым явлением. На самом деле этим видом преступной деятельности занимается небольшое количество лиц. Так, в начале 2009 года в Астане была задержана целая пиратская сеть: три оптовых склада, цех. В результате оперативных мероприятий выяснилось, что владельцем являлся всего один человек, некто Юлдашев, гражданин Узбекистана. Он имел 12–15 лоточников. С учетом того, что в среднем доход с одного лотка составляет 12 000 тенге в день плюс оптовые продажи, то речь идет о крупном криминальном промысле, борьба с которым поставлена из рук вон плохо. И, конечно, здесь присутствует очень большой процент коррупции, начиная с простого участкового и заканчивая отдельными руководителями подразделений. Лоточникам позволяют спокойно торговать, и, как мы понимаем, не за просто так.
Мы — молодое государство, для развития нам требуются наукоемкие отрасли. Но чтобы получить передовые технологии, нужны ответные гарантии, в том числе в части защиты авторских прав. В прошлом году в Алматы прошла конференция, организованная «Транспаренси Казахстан». На конференции выступал помощник посла Голландии, страны, которая не только славится технологиями, но и находится в мировом рейтинге по уровню коррупции на пятой строчке. Резюме этого выступления было следующим: «Сегодня я своим гражданам не рекомендую вкладывать деньги в развитие каких-либо технологий в Казахстане». Когда мы задали вопрос, почему он так думает, ответом было: «А давайте выйдем на улицу и пройдемся всего 200 метров до ближайшего лотка!».

Источник: Обзорно-аналитический журнал «Exclusive»



Напечатать текущую страницу  Напечатать текущую страницу
Отправить статью другу  Отправить статью другу

Дополнительные материалы по теме в разделе

НовостиСтатьи, аналитика


WWW.KAZASP.KZ - КАЗАХСТАНСКАЯ АССОЦИАЦИЯ ПО ЗАЩИТЕ АВТОРСКИХ И СМЕЖНЫХ ПРАВ